четверг, 12 февраля 2015 г.

Ярга-крест и свастика. Народная исконь в науке. П. И. Кутенков А.Г. Резунков

Академия наук России
Русское Географическое общество
Смольный институт Российской академии образования

                  П. И. Кутенков А.Г. Резунков

Ярга-крест и свастика. Народная исконь в науке.



В научно-методическом пособии рассмотрены теоретические основы подходов и взглядов на исследование ярги и свастики в русской народной культуре русской, советской и современной научной мыслью. Дан  источниковедческий анализ работ по ярге и свастике. Показано место креста с загнутыми концами в научных методах изучения археологических и народных культур России. Представлена первая в мировой науке классификация яргических знаков и систем (образований). Показаны причины запрета ярги и свастики в коммунистическое время. Разработан метод установления причин и способов использования нацистами святого знака ярги против человечности.
Пособие предназначено для правоведов, педагогов, обществоведов и культурологов. Изложенные материалы также представляют интерес для учителей, аспирантов, преподавателей истории, культуры, искусствоведения и других дисциплин, связанных с русской и русской народной культурой, индоевропеистикой, а также всех интересующихся знаками народной культуры.
Работа предназначена для подготовки экспертных заключений по яргическим образованиям.

Приобрести эту книгу вы можете в интернет-магазинах:


Московский Дом Книги: http://mdk-arbat.ru/bookcard?book_id=831064

Оглавление
Предисловие.

Глава 1. Использование и изучение яргических знаков
и яргических образований в русской народной культуре.

      1. Изучение  яргических знаков и яргических образований  в русской  народной    культуре.

1.2. Ярга и яргические образования в русской научной мысли 20 ― начала 20 века.

1.3. Отношение к ярге в России начала 20 века – времени государственного крушения.

1.4. Запрет использования и изучения ярги-креста и свастики.

1.5. Исследование яргических знаков в коммунистическое время запрета.

1.6. Новая волна исследований яргических знаков с конца 20 века.

1.7. Научные работы, непосредственно посвящённые исследованию ярги и свастики.

 1.8. Ярга – знакообразующая основа русской народной культуры.

Глава 2.  Круг-ромб, круг-кольцо и несостоявшаяся
 попытка нацистов опорочить яргу и свастику.

2.1. Круг-ромб в русской народной культуре.

2.2. Равноконечный крест с загнутыми концами в чёрно-магическом круге-кольце в знаках германского нацистского государства.

2.3. Разгадка тайны круга.

2.4. Круг-кольцо в русской народной культуре.

2.5. Знаковость круга-ромба и круга-кольца в русской народной культуре.

Глава 3. Классификация яргических знаков и яргических образований.

Заключение.

Список сокращений.

Литература.


Предисловие

Произошедшая резкая смена общественно-экономической и политической системы России последних десятилетий повлекла за собой коренные изменения во многих областях жизни русского народа. Началось новое время в жизни государства, русского народа и его культуры и других народов. Она затронула и знаково-образную область государственной и общественной жизни. В последние десятилетия стала постепенно изменяться русская и российская государственно-культурная знаковость с его смыслами и ценностями, возвращающих сущность самосознания народа. Состояние переживания переходности нашей эпохи, осложняемой глобализацией, обострило у современников чувство исторического времени, пробудило интерес к поиску народной и культурной идентичности, заставило переосмысливать многие стороны материального и духовного наследия народов России. Осознание глубокой древности, своеобразия и самобытности культурного наследия русского народа позволяет и дальше рассматривать жизненные и культурные намерения русских как государствообразующего народа России. Рост самосознания и возрождение народной культуры служат истоками, сдерживающими условиями ухудшающего воспроизводства новых поколений русского народа. Они – основа сохранения идентичности народа в условиях культурных войн современности.
Устойчивость воспроизводства народа и его жизнестрой связаны с сохранением исконного знания культуры. В этом контексте востребованность научных знаний о знаках народной культуры обуславливается необходимостью осмысления особенностей и закономерностей развития культуры, использования наследия предков в современном общественно-культурном пространстве. Этим объясняется своевременность исследования знакового пространства русской народной культуры, его знаковых образований (систем).
Особенностью нашего времени в отношении знакового пространства наследия культуры стало возрождение целого ряда знаков – Бог, вера, грех, святой, крест, ярга, свастика, церковь и др. – находившихся длительное время под запретом. Как к ним сегодня относиться? Вопрос решает каждый человек лично или  же с помощью семьи, общины, культуры своего народа, образования. Если ряд коммунистических стереотипов отношения к наследию своего народа частично сняты с остроты повестки общественного поведения, то некоторые запреты продолжают сказываться в сознании отдельных личностей.
В ряду запрещённых и извращённых смыслов о знаке культуры русского народа стоял с 1922 года крючковаты крест – ярга, известный также под не славяно-русским именем свастика. В его отношении всё ещё остаются коммунистические стереотипы ненависти и ксенофобии, другие же люди не учитывают наследия предыдущего времени истории России. Возникают сложные отношения, как в молодёжных коллективах, так и среди граждан, требующие правильных правовых или педагогических и решений. И здесь правовед, учитель, преподаватель должен обладать необходимыми знаниями, для освещения вопроса.  
Ярга (свастика) имеет длительную историю изучения русской научной школой по различным направлениям: археология, история, народная культура, искусствоведение, живопись, архитектура и другие. Её изучение входило в университетские дисциплины. Но главное, что знак на землях Руси-России, в культуре русского народа непрерывно существует тысячелетия. Самые древнейшие предметы с яргическими знаками, датируемые палеолитом (18 – 22 тыс. лет до н.э.) найдены в Черниговской губернии в конце 19 в. В начале 20 века знак повсеместно бытовал в культуре русского народа, в русской культуре. Сегодня в России существуют многие крестьянские родовые культуры, где яргу также благоговейно почитают, как и предыдущие поколения.
         Существующий запрет на нацистскую символику, определяет схожесть до смешения, и совершенно правильно ставит вопрос о запрете таких знаков. Вместе с тем возникают острые вопросы разграничения внешнего и внутреннего содержания  нацистских и исконных славяно-русских знаков. Их острота определяется, прежде всего, слабой научно-методической базой изучения данных вопросов, отсутствием подготовки специалистов в областях народной культуры и политической деятельности.
           Понимание знаковости, означивание знаков, постижение знамений в русской народной культуре созвучно их пониманию нынешнему законодательству. Знаки народной культуры не могут служить тёмным силам и никогда не находились на службе тёмных сил сего мира. Вследствие этого необходимо различать древнейшие начертания каких-либо знаков индоевропейских культур, общечеловеческих знаков от их искажённых реплик в политической области, смыслы и образы которых, как правило, извращаются замыслами лиц их начертавших.
Методическое пособие написано на языке доступном для специалистов различных научных направлений и уровней подготовки.





среда, 11 июня 2014 г.

Тургеника -- этрусская летопись. А. И. Умнов-Денисов


Текст Этрусской мумии найденный в 1847г на территории Египта, получивший название "Загребская пелена", долго не поддающийся дешифровке - заговорил. Перевод текста, комментарии и подробный словарь. Это древнейшая этрусская летопись созданная на рубеже эпох: конец I в. до н. э. начало I в. н. э. Летопись повествует о событиях в Египте, Синае, Африке, Индии, на севере Европы от 4-го тысячелетия до н. э. до X в. до н.э. Также приводятся и другие эпиграфические изыскания автора, перекликающиеся с этрусской летописью.
Многие факты подтверждаются не имеющими сомнения в их происхождении источниками. 

Приобрести эту книгу вы можете в интернет-магазинах:

с видеоприложением https://www.ozon.ru/context/detail/id/27604939/

с видеоприложением http://www.bookvoed.ru/book?id=6031834



Автор этой книги Алексей Иванович Умнов-Денисов, известен уже
читателю по книге «Приникание», вышедшей в Москве в 2010 году (Ве-
лесова книга). Книга вызвала скандал в научном мире. Новая книга Ум-
нова-Денисова «Тургеника — этрусская летопись». История её такова.
Древнейшая 20-томная этрусская летопись, созданная на рубеже эпох
(конец I в. до н. э. — начало I в. н. э.), по повелению римского императора
Клавдия Нерона, была в последствии утрачена. В 1848 году была най-
дена египетская мумия. В последствии, на бинтах, в которые она была
обёрнута, обнаружилось письмо этрусского происхождения. Письмо ока-
залось фрагментом древнейшей летописи. Такие исторические сведения
не могли не войти в 20-томную летопись. Стало быть, перед нами фраг-
менты этрусской «Тургеники». Повествование о событиях в Египте, Си-
нае, Африке, Индии, на Севере Европы от 4-го тысячелетия до н. э. до Х в.
до н. э. Многие факты подтверждаются, не имеющими сомнения в их
происхождении, источниками. Идёт перекличка системных фактов, как
«Приникания», так и «Тургеники».

ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ
Руководствуясь этрусским алфавитом, дать точный перевод текста эпиграфического материала этрусков.
В предложенных эпиграфических материалах выявить информацию исторического характера, а так же бытового и сакрального.
Сопоставить выявленную информацию исторического характера с имеющимися данными из источников исторических, литературных, не имеющих сомнения в их происхождении, если таковые имеются.
Выявить информацию сакрального, бытового и исторического
характера не известную ещё науке.

Отзыв на монографию А. И. Умнова-Денисова «Тургеника»

Я с большим интересом прочитал работу А. И. Умнова-Денисова. Объясняется это тем, что она посвящена этрусской теме, которая практически не известна русскому читателю.
Конкретно, речь идёт о так называемой «Загребской пелене», которую Умнов-Денисов назвал «Тургеника».
В нашей литературе об этом памятнике, в отличие от «Приникания» (Велесовой книги), которую автор данного исследования опубликовал в 2010 году, не возникла полемика, ибо она осталась неизвестной даже специалистам. Уже этот факт определяет необходимость издания данного памятника, который может пролить свет на древнейшую историю праруссов.
Надо отдать должное огромной работе Умнова-Денисова, который приложил массу сил и времени на расшифровку сложного текста, которым она написана. Хотя формально,
загадочный текст посвящен истории этрусков, он, в значительной мере, фиксирует многие этапы древнейшей истории протославян — наших далёких предков, о которых
мы до последнего времени практически ничего не знали. Так же он фиксирует некоторые этапы древнейшей истории Индии, Китая, Тибета, Северной и Восточной Европы, так же затрагивает некоторые нюансы происхождения племён континентальной Африки.
Как доказывает Умнов-Денисов, отдельные факты древнейшей истории находят подтверждение в достоверных независимых источниках. Например, по археологическим данным племена эвенков ушли из Тибета ок. 3000 г. до н. э. Об исходе из Тибета этих племён примерно в то же время говорит и «Тургеника». Исход из Северной Африки протославян — «фоморов» или «поморов» в Северную Европу на рубеже III–II тысячелетий до н. э., зафиксированый скандинавскими сагами, находит своё подтверждение и в «Тургенике».
Следует отметить так же совпадение исторической информации о завоевании территории от Азовского моря до Нила Ассирийским царём Нином ок. 2054 г., и прекращения 1500-летнего владычества скифов в Азии. Эти сведения впервые появляются у античных историков Помпея Трога, Юстиниана в I–III в. н. э. Но эти же сведения раньше и более подробные имеются и в «Тургенике».
Из текста «Тургеники» вырисовывается так же картина происхождения и расселения арийских племён. Это животрепещущий, я бы даже сказал, кровавый вопрос в нашей истории, и вопрос уже не одного десятка лет. «Тургеника» проливает свет и на этот вопрос, что делает её ещё более значимой.
В религиозном аспекте работа Умнова-Денисова подтверждает бытующее в науке мнение, что происхождение некоторых египетских богов так же северного происхождения. Текст «Тургеники» так же открывает религиоведению неизвестную взаимосвязь пантеона богов, как Египта, так и регионов Европы. Это тоже говорит в пользу подлинности сведений,
поскольку, пантеоны богов у всех народов крайне запутаны и очень изменчивы во времени.
Всё вышеизложенное и позволяет предположить, что текст «Тургеники» является подлинным памятником и дешифрован Умновым-Денисовым в основном верно.
Начиная работу по расшифровке этрусского текста, автор ставил перед собой четыре задачи:
1) предложить точный перевод этрусского текста;
2) в предложенном материале перевода выявить информацию исторического «бытового» сакрального характера;
3) сопоставить выявленную информацию исторического характера с уже известными в науке достоверными данными;
4) выявить информацию об этрусках, ещё не известную на сегодня науке.
Предложенный текст говорит о том, что все четыре задачи, в основном, автор выполнил, предложив логичные и формально объективные ответы.
Конечно, необходимо допустить, что кто-то может быть не во всём согласным с автором монографии. Но это в данном случае вполне допустимо, т. к. поставленные задачи только
начали разрабатываться.
Со своей стороны выскажу замечание общего характера. Мне представляется, что предложенное Умновым-Денисовым название монографии не совсем удачное. Покупатель будущей книги может подумать, что такое название как-то связано с именем великого русского писателя И. С. Тургенева, и оно никак не раскрывает истинное содержание монографии.
Сапунов Б. В.,
доктор исторических наук,
Академик Петровской Академии наук,
почётный доктор Оксфордского
университета.

Автобиографический очерк
Прежде всего, как и полагается исконно русскому человеку, о своих пред-
ках и о своём роде.
Мой род один из самых древних на Руси и ведёт своё происхождение
от Бурицлава, правителя страны Вендов (Бурицлавы или Боривои -это дина-
стический термин.) Имя Бурицлава на языке славян звучит, как Бурислав, или
Борислав. Он помогал Оттону I (912–973), королю саксов, воевать против дат-
чан.(Снорри Стурлусон. Круг земной. М, 1995, с.111–157)
Следующим был Реттибур. Так называли его варяги и помнили конун-
гом страны Вендов. Страна с таким названием располагалась на севере Поль-
ши, где и жили восточные поморы. Этот Ратибор был современником Магнуса
Слепого (ум.1139)
Его потомком был Мстивой, восточно-поморский князь. Его сын Ратибор
(род ок 1225г), как известно из родословных Пушкиных, или Ратша, служил
князю Александру Невскому и был его боярином, и который был женат на его
дочери.
Далее список моих предков предстаёт в следующем виде:
1. Ратша (ок. 1225);
2. Якун (ок. 1250);
3. Алекса (ок. 1275);
4. Гаврила Алексич (ок. 1300);
5. Иван Гаврилович Морхиня (ок.1325);
7. Александр Иванович Морхинин (ок.1350);
8. Григорий Александрович Пушка (ок.1375),
основатель рода Пушкиных.
В 8-м колене, из рода Пушкиных выделились Пушкины-Замыцкие. Их ро-
доначальником был Иван Владимирович Пушкин-Замыцкий, живший в пер-
вой половине XV в., родоначальником же непосредственно, Замыцких был
Константин Тимофеевич Замыцкий, который был послом в Литве (1512),
Пруссии (1520) и Валахии (1530).
В 1575 году 2 августа, во времена разгула опричнины царя Ивана Гроз-
ного, были казнены представители другого рода и наши родственники, бояре
Василийи и Фёдор Умные-Колычевы, потомки боярина Кобылы, от которого
ведут свой род Российские цари Романовы. После казни Умных-Колычевых
у этого рода потомков мужского пола не осталось. По закону древнему рус-
скому, который гласит, что роды дворянские и боярские не пресекаются, и фа-
милия в этом случае передаётся ближайшим родственникам. Фамилия Умных
была передана племяннику Василия и Фёдора Умных-Колычевых, Замыцко-
му Даниле Никитовичу. В окружении царя Ивана Грозного Замыцкий-Умной
появляется в 1577 году с первым дворянским чином — «жилец с государем»!
К концу XVI века, Данила Никитович уже боярин. Дети его и внуки писались
«Умного», правнуки в середине XVII века — уже Умновы.
Мятежный род Пушкиных, по словам нашего великого поэта А. С. Пушки-
на сказался и здесь. Уже с первым царём Михаилом Романовым Замыцкий —
Умной не поладил, и пожалование, в дальнейшем, в бояре этому роду прекра-
тилось. Мало того, правящая династия Романовых не признала своё родство
с Умными.
После прекращения пожалования в бояре моему роду, мои непосред-
ственные предки Умновы были Щацкими помещиками до 70 годов XIX века.
Служили потомственно за поместье по воинской части. Последним пред-
ставителем, служащим за землю был Евсей Петрович Умнов (1814–1904 гг.),
сын статского советника Петра Антоновича Умнова. Евсеево воинское зва-
ние я не знаю, но известно, что он был разжалован в рядовые за дуэль. Его
брат Иван Петрович Умнов — мой прапрадед служил по судебному ведомству
и имел чин надворного советника. Его сын, мой прадед Алексей Иванович
(1855–1940 гг.), был младшим в роду и не служил, поскольку занимался хозяй-
ством, служили его старшие братья, по тому же судебному ведомству. Такова,
вкратце, история моего рода. Теперь непосредственно о себе.
Родился я в Петербурге, тогда Ленинграде, в семье рабочего. Отец мой
тогда работал сталеваром, мать была портнихой. Мне не было и двух лет, ког-
да родители мои развелись, и мать оставила Ленинград, забрав меня с собой,
увезла в Тамбовскую область. Именно отсюда идёт моё знание народа, его
глубинных корней, именно здесь я впервые осознал себя, здесь и мои первые
воспоминания. Жили мы в глухой деревне, окружённой со всех сторон лесом.
Много преданий, легенд и сказок с детства вошло в мою душу. Много и тако-
го, я познал, о чём официальная наука предпочитает помалкивать. Вот одно
их них, и, пожалуй, самое главное, круто повлиявшее на мою дальнейшую
жизнь.
Я не знаю, кто был этот старик. Мне тогда было 5 или 6 лет. Помню вы-
сокого белобородого старика, всегда ходящего с посохом из села в село. Этот
старик удивительно верно мог предсказывать погоду, глядя на свой посох
и водя по нему пальцем. Не простой у старика посох, весь изрисованный бе-
лыми знаками. Это сейчас я понимаю, что это были руны, а тогда до этого ста-
рика никому не было дела. Однажды, бегая по своим мальчишеским делам,
я внезапно наткнулся на старика, он сидел в конце села при дороге и, види-
мо, отдыхал, опершись на посох. Набравшись храбрости, я подошёл к нему
и, пока тот дремал, стал рассматривать знаки. Ничего подобного я никогда
раньше не видел, белые таинственные знаки удивительно напоминали жи-
вотных и цветы одновременно. Увлёкшись, я не заметил, как старик перестал
дремать, и вздрогнул от его взгляда, встретившегося с моим. Я хотел бежать,
но ноги не послушались, словно приросли к земле. «Я только посмотреть...» —
пролепетал я. Старик смотрел на меня, словно что-то читая во мне, губы его
шевелились. Помню большие голубые выцветшие глаза, словно выворачива-
ющие мою душу наизнанку. Казалось, мгновение длилось вечно, я делал уси-
лия сорваться с места, и не мог, не было сил. «Погодь, малец», — наконец ска-
зал он, и мне стало ещё страшней от этого тихого старческого голоса. «Погодь,
глянь», — и он приблизился ко мне вплотную и показал на посох. Он, что-то
объяснял мне, спрашивал меня, но память моя уже не сохранила этого. Ярко
всплывает один фрагмент: «Это вол»,- сказал старик и показал на рисунок.
Я не знал тогда, что за животное вол, и спросил у старика: «А кто вол?» Тот по-
смотрел на меня, его глаза опять встретились с моими. «Это, бык такой, волом
зовут». «Бык!» — удивился я. Действительно, знак напоминал крутые рога
быка. С этими животными я хорошо был знаком, как деревенский мальчишка.
«Бык, рогатый!» — закричал я. «Нет, — покачал головой старик: вол рогатый!
А вот смотри, — продолжил он: это «рот», — и он ткнул пальцем в знак. Я при-
смотрелся, действительно, знак напоминал открытый рот и щербатые зубы.
«Щербатый, щербатый», — закричал я! «Прямо, как у тебя», — засмеялся ста-
рик и показал на мой рот, где действительно не хватало несколько молочных
зубов. Больше моя память ничего не сохранила о старике, более того, всё это
забылось на много, много лет.
Всё началось с середины 70 годов, помню библиотеку, где будучи студен-
том, я штудировал сопромат.
Была зима, погода на улице мерзопакостная, обычная Питерская. Наука
никак не лезла в голову. Мысли блуждали где-то далеко от учебников, когда
мой взгляд упал на соседний столик, вернее на журнал, который читала, де-
вушка. Сначала я не понял, что привлекло моё внимание, на открытой стра-
нице были видны какие-то знаки, то ли иероглифы, то ли ещё что-то. Иеро-
глифы, ну и что, мало ли их на земле? Я отвёл взгляд, попытался снова углу-
биться в науку, но вскоре опять поймал себя на том, что опять гляжу на эти
странные знаки. Что-то хорошо знакомое и давно забытое мелькнуло в памя-
ти, но не прояснилось. Смутное беспокойство заворочалось во мне, как зверь.
Я поднялся, подошел к девушке, извинился, объяснил девушке причину сво-
его любопытства. «Да, это футарк, письмо такое, древних скандинавов», —
бросила она мне, явно раздражённая, понимая ситуацию по-своему. Я отошёл.
Прошёл день, другой, «футарк» ни как не хотел забываться. Через неделю
я был в той же библиотеке и заказывал литературу по разделу: древнее пись-
мо скандинавов.
Помню своё разочарование, когда я читал «толкование» этих знаков
«специалистами», бредовые переводы текстов. Выходило так, что древние
сплошь были идиотами, и им нечего было сказать вразумительного потом-
кам. Смутное, злобное нечто протестовало во мне и твердило, что здесь что-то
не так! Приняв решение оставить это дело, я уже готовился закрыть послед-
нюю страницу, последний взгляд на таинственные знаки, на знак, напомина-
ющий ветвистые рога. «Ну, и бычара!», — почему-то пронеслось в голове. «Не
бык, а вол», — словно раздался рядом старческий голос, я вздрогнул и огля-
делся по сторонам, кругом студенты, стариков и в помине нет! Вол, вол, завер-
телось в голове! Откуда это?! Но знак действительно схематично напоминает
вола. Взяв специальную литературу, выясняю, что вол древнейшее тотем-
ное животное индоевропейцев! Вот это да! Помню пот на лице от волнения,и вдруг всплыло в памяти: детство, старик показывает пальцем на мой рот:
«Щербатый, как ты!», Перед глазами знак, напоминающий схематично рот!
Судорожно ищу этот «футарк», листаю страницы и вот он «щербатый». Это
было начало каторжных поисков и размышлений над письменными символа-
ми древних славян. Много времени прошло, пока я понял, что в основе руники
или черты, как её называли древние русы, лежит, прежде всего, религиозная
основа, плюс бытовая символика.
Тексты «заговорили» в начале 80 годов XX столетия, когда мне удалось
собрать кой-какой эпиграфический материал, опубликованный в периодике,
представленный в книгах авторов занимавшихся некогда этой проблемой.
Пошёл фактический материал, дающий события, имена, эпиграфический ма-
териал. Мистика или нет, но в одной из первых мной прочитанных надписей,
на древнем посохе, я прочёл следующее: ВОЛОЯ ВОЛОВЯ РОГОЯ ОКОЯ ТЕМИЯ.
В переводе это звучит так: «воины-волы забодайте окаянное томление». Это
ещё и литературный шедевр древних заклинаний. Во многих документах про-
явилась концепция миграции протославянских племён, от древнего Египта
до Балтии и обратно от III тысячелетия вплоть до X в. до н. э. Особой проблемы
перевода в плане лингвистики у меня не было. Словари древнерусский, старо-
славянский, латынь и др. были в свободном доступе. Огромные трудности вы-
зывало другое. Имена, географические термины, название племен и народов
имели значительные отличия от нашей привычной транскрипции. Надо было
отождествлять эти термины. Для этого нужен огромный объём литературы,
где их можно было искать. А вот эта возможность при Советской власти была
закрыта. Даже чтобы просто ознакомиться с библией, имеющей огромную
историческую базу, надо было иметь письменное разрешение декана. Мне
же студенту технического вуза, эта возможность не могла быть предоставле-
на ни под каким видом. Я нашёл выход, используя частные собрания библи-
отек родственников и знакомых. Выяснилась и другая «мина», заложенная
под нашу историографию «добрыми» западными дядями и отечественным
крючконосым племенем каинов. Что нельзя было уничтожить из древних
документов, то пряталось под гриф «государственная тайна». Вторая часть
документов была объявлена фальсификацией. Третья часть приписана дру-
гим народам, над которой те изгаляются, пытаясь при переводе придать хоть
какой-то смысл. Мне удалось заглянуть в берестяные Новгородские грамоты
и я пришёл в ужас, какое огромное количество языческих прописей в них за-
малчивают. Но говорить об этом даже сейчас — крамола!
Репрессии Советских властей, против меня последовали сразу, как толь-
ко, я попытался обнародовать свои изыскания. Обращался в научные журна-
лы и кряду видных учёных того времени с просьбой помочь мне в публика-
ции материала. Не знаю, кто донёс в «компетентные органы», но меня начали
приглашать в различные инстанции, в том числе в райком и горком партии
(КПСС). Сначала в отеческой форме мне советовали оставить это дело, по-
скольку оно «не целесообразно», и народ меня «не так поймёт».Затем мне
было прямо сказано, что ни наукой, ни литературой мне не дадут заниматься,
поскольку это, идеология, а мои результаты непредсказуемы! Я не соглашал-
ся, не понимая ещё, как такое можно скрывать от народа. Понимание реалии
пришло постепенно, когда я стал замечать, что в квартире, где я жил, в моё
отсутствие, кто-то роется в рукописях. Дальше больше, однажды меня пригла-
сили в районный психоневрологический диспансер, аж, к самому районному
главврачу. Передавать разговор нет смысла, поскольку он состоял из криков
и угроз со стороны главэскулапа и моих, «порочащих советскую действитель-
ность», выпадов. В конце концов, мне было объявлено решение, что теперья обязан раз в три месяца (а понадобится и чаще) предоставлять отчёты: «Чё,
ещё я там наперевожу».
Так, надо мной реально нависла угроза сгинуть в лабиринтах советских
психиатрических заведений. Тогда же и было принято мной решение об унич-
тожении всех моих наработок, что я и сделал! Власть оставила меня в покое.
К восстановлению прежних и обработке новых материалов я снова приступил
в 1995 году (которые, я и намерен издать). Тогда же в поле моего зрения по-
пала и т. н. «Велесова книга», оказавшаяся совсем иным документом, ничего
общего не имеющая с переводами Ю. Миролюбова, А. Асова и др. Об этом под-
робно на моём персональном сайте www.Umnov-Denisov.ru.
В 1995 году, с началом моих новых исследовании в области древнейшей
истории и письменности, возобновились и новые гонения на меня. Теперь
уже не власть, а прозападная клика, засевшая среди русского народа, начала
эпопею замыкания мне рта. В этом году у меня должна была появиться книга
стихов «Кубок», в издательстве «Культура». Головное предприятие по адресу:
г. Москва, ул. Арбат, д. 35. В книге, в частности, было и не большое исследование
по поэме «Слово по полку Игореве», Игоря Святославича. Мои исследования
показали очень тесную связь с островом Рюген, что в Балтийском море. Это
насторожило пособников глобального кагала и была дана не гласная команда
филиалу издательства «Культура» в г. Санкт — Петербурге, любым способом
изъять книгу и не дать ей хода. Что и было исполнено. Деньги, ибо я издавал
книгу за свой счёт, были украдены директором филиала. Фамилию этой мрази
я не хочу называть, книга не издана в полной мере, мне досталось только не-
сколько сигнальных экземпляров. Судебная тяжба, тянувшаяся 12 лет, ничего
не дала. Суды сначала Питерские, потом Московские, подпитываемые «мздой
от культуры», просто «замотали» дело, которое так и не было рассмотрено.
Ответчик же филиала издательства «Культура» просто бросился в бега. Этого
мало, за это время я получил тяжелейшее заболевание, трёх месячное пребы-
вание на больничной койке, долго не был трудоспособен, но в инвалидности
мне было отказано, я просто был выброшен из жизни без средств к существо-
ванию. Врач комиссии по инвалидности, шепнул мне на ухо, что на меня спу-
щена «директива» — «плохо, де, себя ведёте». У меня не было сил бороться
тогда за копейки. Да и чувство омерзения к «власть прибравшим к рукам»
не позволило мне это сделать. Мне потомку Александра Невского кланяться
свиньям?! Я выжил! Как? Сила пращуров моих встала за мной и люди, не по-
терявшие человеческий облик в период глобального оскотинения! А возмез-
дие, перед которым бессильны даже боги, оно неотвратимо. Спокойно теперь
смотрю на то, что кто-то из изгалявшихся надо мной « почил» в ДТП, у другого
ребёнок ушёл из жизни, выкинувшись в окошко, третий стал бомжем, ибо «всё
нажитое непосильным воровством» отняли, которые «ещё круче». Жестоко?
Может быть, но они осознавали, что творили, и не я их судил! Об этом я ещё
напишу отдельную книгу. Придёт время.
Теперь встаёт вопрос, кому и зачем надо искажать древнюю историю Рос-
сии, кому она мешает? Всё объясняет теория естественного отбора, которая
действует не только в мире растений, животных, на историческом пути раз-
вития человека, но и социальном плане социума. Сосед пытается соперничать
с соседом, город с городом, целый народ с народом. И очень часто это сопер-
ничество принимает крайне негативный, извращённый, омерзительный ха-
рактер. Например, западные страны до сих пор делают всё от них зависящее,
чтобы тормозить развитие России. А самый эффективный способ — это раз-
вивать в соседе комплекс неполноценности. Добившись этого, получаем ры-
нок сбыта на территории «неполноценного» соседа и его «дешёвые руки». От-сюда и переписывание истории соседу, путём подкупа людей, имеющих к это-
му отношение. Отсюда пропаганда, что западное всё лучше, чем российское!
Ничто так эффективно не действует на ум подрастающего поколения, как де-
яния предков! Отсюда, исходная точка отношения к родине. Об этом эффекте
знали ещё в глубокой древности. Но за надругательство над прошлым воз-
даётся всегда и по полной мере! Вспоминается снова детство, мне лет шесть.
В селе, где я жил, на горе бывшим в глубокой древности языческим капищем,
находился камень, которому поклонялись верующие. Что только не делала
Советская власть, чтобы отвадить население от этого, ничего не помогало.
И вот что окаянные придумали. Сначала попытались разбить его, но силёнок
не хватило. Затем прицепили к трактору и уволокли в неизвестном направле-
нии, и зарыли. И было пророчество тогда одного старца, что люди, совершив-
шие это деяние в скором времени кончат свои дни страшно! Сбылось! Не про-
шло и года, как эти люди один за другим стали уходить из жизни. Кто погиб
в аварии, кто-то замёрз на улице зимой, некоторые от страшных внезапных
болезней кончили свои дни. Факт тот, что к началу семидесятых годов двадца-
того столетия из «гонителей» камня в живых ни кого уже не было. А были они
к началу 60 годов 20 столетия — двадцати, тридцатилетние здоровые ребята!
Но перейдём к 2004 году, мной написана книга «Приникание», вернее
рукопись, это т. н. «Велесова книга». Новый перевод, осуществлённый мной,
который по содержанию не имеет ничего общего с предыдущими перевода-
ми Ю. Миролюбова, А Асова и др. последователями «Влеса, который написал
книгу». Это неправильная дешифровка, ошибочный перевод. Сделав перевод,
беру рецензии у докторов наук, у историка и филолога, обращаюсь в академию
древней русской литературы в Петербурге т. н. «Пушкинский дом» с целью на-
печатать статью, мне отказывают. Мотив отказа: мы считаем, что «Велесова
книга» фальсификация и другие варианты перевода нас не интересуют, и ни-
какие доктора наук кроме наших, нам не указ! Это называется — приехали,
закон по боку, нам нужна фальсификация и всё тут! Откуда ноги растут, понят-
но! Одновременно по всем крупным издательствам прошла коррупционная
команда «Приникание» не издавать! Согласилось на издание этой книги мо-
сковское маленькое издательство «Осознание» — орган союза казаков, кото-
рым коррупция не указ! Но намучились с этой книгой и они, давление на них
со стороны «пятой колонны» было чудовищно! Но на то они и казаки, чтобы
противостоять подобному. В 2010 году в августе фура с тиражом книги въе-
хала в Москву. Вспомним, что творилось в тот год в России? В тот год в лето
страна буквально горела, стояла страшная жара повсеместно. Особенно до-
сталось Москве, которая оказалась в кольце горящих лесов. Все иностранные
посольства эвакуировались, молва гласила о конце России. Но случилось не-
вероятное, когда фура с тиражом книги «Приникание» въехала в Москву, жара
внезапно пошла на убыль. Относиться к этому можно по-разному, но факт
есть факт. «Приникание» книга сакральная, и шутки с ней чреваты. Содержит
книга древнейшие сведения о проруссах от XIII в. до н.э. до 970 годов (Прини-
кание. М., 2010).
Уже не секрет, это известно мне и другим, открыты которым сакральные
знания, что в потустороннем мире идёт война богов. Чёрные силы постави-
ли своей задачей стереть с лица земли Россию. Противостоят им силы наших
древних богов и пращуров. Отсюда такое обильное последнее время явление
древних рукописей. Пращурам нашим нужна наша помощь, нужно поминание
о них и вера в них! Казалось бы, получив данную книгу уже невозможно пред-
полагать было, что будет что-то ещё выше её, ещё значительнее.
Но нет, открывается «Тургеника» древнейшая летопись этрусков! Пока
готовится к изданию эта книга, в 2011 году новое открытие название ему«Слово о полку Игореве (Олега) Вещего пасынка, Дира племянника…» Обна-
ружил я его при дешифровке среди золотых пластинок найденных на терри-
тории Румынии ещё в 1875 г. при хозяйственном строительстве, на месте быв-
шего ведического храма, количеством около 400 шт. Название они получили «
Сантии даков»! О них долго молчали и стали обнародовать только в 10 годах
двадцать первого столетия.
Ко мне попало около ста рабочих фотографий, выяснилось, что это ве-
дический архив. Сведения в нем содержатся начиная от V в. до н. э. до 9 в. н.
э. Среди них есть и вышеназванное литературное произведение, записанное
по велению болгарского хана Михаила-Бориса, принявшего христианство
около 865 г. Повествует «Слово о полку Игореве (Олега) Вещего пасынка, Дира
племянника…» о событиях в Новгороде в 862 г. Теперь мне и моим сторон-
никам предстоит не шуточная борьба с Российским государством, чтобы оно
приняло к изучению найденный документ и договорилось с Румынской сто-
роной о возможности предоставления для изучения остальных (около 300
шт.) золотых пластинок. Это планы на будущее.

ОГЛАВЛЕНИЕ
Отзыв на монографию А. И. Умнова-Денисова «Тургеника» .............. 4
Моя автобиография ................................................................................................... 5
Введение. Этрусская цивилизация................................................................. 13
1. История исследования этрусского письма ........................................... 24
2. Источники происхождения теории не лигатурного письма ...... 30
3. Не лигатурное письмо ...................................................................................... 35
Загребская пелена ................................................................................................... 52
Комментарии .............................................................................................................. 80
Приложение ..............................................................................................................197


ВВЕДЕНИЕ
ЭТРУССКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ
В XIII в. до. н. э. на Апеннинском полуострове происходит смена погре-
бального обряда с трупоположения на кремацию, вызванная появлением
здесь новых культур северного происхождения. Именно в этот момент идёт
грандиозная по своим масштабам война Египта и его союзников с «народами
моря». Именно в этом веке народы севера хлынувшие на юг были разбиты
египтянами и его союзниками на реке Тигр и Евфрат. Попавшие в плен севе-
ряне ставшие данниками Египтян и Анатолийцев были отправлены на Апен-
нины на каменоломни и медные рудники отрабатывать ущерб, который они
нанесли южанам.
В XIII в. до н. э. на Апеннинском полуострове складываются новые ар-
хелогические культуры. Самая значительная из них — культура Вилланова,
одна из многочисленных дочек центральноевропейской культуры полей по-
гребальных урн позднего бронзового века. Виллановцы селились небольши-
ми деревнями в глинобитных хижинах. Они были не только земледельцами,
но и хорошими кузнецами и гончарами. Пепел своих умерших они помещали
в керамические урны в виде хижин1, а также в антропоморфные урны, извест-
ные в Центральной Европе еще с неолита (VI–V тыс. до н. э.), близкие тем, что
найдены в Трое Около 1000 г. до н. э. культура переживает «железную рево-
люцию»: на смену бронзы приходит железо, хотя по инерции многие пред-
меты и оружие продолжают изготовляться из мягкого металла. У вилланов-
цев появляются первые протогородские образования, растут торговые связи
с другими регионами. Но действительно революционные преобразования
наступают только спустя два столетия. Примерно в VIII в. до н. э. происходят
какие-то неизвестные нам события и в Италию, в районы, заселенные вилла-
новцами, со всех концов Средиземноморья начинают прибывать группы эт-
нически родственных им переселенцев.
Никаких завоеваний и никаких разрушений, никаких рядом сосуще-
ствующих различных культур и никакой постепенной ассимиляции — вер-
ный признак того, что пришельцы мирно «наслаивались» на местное на-
селение. Но именно в этот момент рушиться государство Урарту и племена
этого государства расходятся в разные стороны Именно с этого момента как
в античной, так и в современной историографии идут споры по поводу се-
верных и восточных истоков этрусков. Одни выдвигают версию, что этруски
это выходцы из Сардинии (культура «строителей башен») Другие говорят,
что этруски выходцы из Малой Азии, из Урарту (из района вокруг озера Ван)
Третьи утверждают что они выходцы из областей, близких к Египту (воз-
можно, из Палестины).
Вообще Египетские и урартские элементы (и вообще восточные), доста-
точно четко прослеживающиеся в раннем этруском искусстве, необъяснимы
всего лишь наличием торговых связей1. Пришельцы приносят с собой самые
передовые ремесленные технологии и занимают ключевые позиции в за-
рождающихся городах виллановцев. Несомненно, что переселенцы не распы-
ляются среди аборигенов, но берут под свой «контроль» отдельные области
и города, тем самым естественным образом создавая самостоятельные госу-
дарственные образования, которые в дальнейшем составят этрусскую кон-
федерацию двенадцатиградья. За каких-нибудь пятьдесят лет на месте рядо-
вой культуры железного века, каковой являлась Вилланова, расцветает одна
из самых ярких жемчужин античного мира — этрусская цивилизация.
По всей Этрурии поднимаются четко спланированные и хорошо укре-
пленные города, значительная часть которых размещается на неприступных
обрывах. Проводятся широкомасштабные мелиорационные работы, пре-
вращающие малопригодную к земледелию болотистую местность Тосканы
в плодороднейший край. Разрабатываются богатейшие месторождения меди
и цветных металлов как в самой Этрурии, так и на расположенном напротив
нее острове Эльба. Уже в VIII веке этруски полностью контролируют Тиррен-
ское море, о чем свидетельствует и само его название, образованное от имени
тиррены, которым греки именовали своих соседей. Торговые связи Этрурии
распространяются по всему Средиземноморью, и везде им есть что предло-
жить. Даже самые заядлые торгаши того времени финикийцы охотно платят
за этруские изделия золотом.
Начинается территориальная экспансия этрусков. На юге её опорным
пунктом становится город Капуя, расположенный в 30 км к северу от Неаполя.
Капую размещают очень близко к возникшей здесь греческой колонии Кумы,
что, видимо, было сделано умышленно, с целью приостановить греческую ко-
лонизацию Южных Апеннин. И действительно, в VI в. до Р. Х. отношения меж-
ду ними постепенно ухудшаются.
616 годом до н. э. датируется воцарение этруской династии Тарквиниев
в молодом Риме. Почти столетие (до 510 г.) они правили «вечным городом»
и за это время римляне не только обзавелись собственной мифологической
историей, но и стали такими, какими их впоследствии узнает вся Европа
и Азия. [Сказать, что влияние этрусков на римлян было велико — значит ни-
чего не сказать. Фактически римляне, проявив похвальную старательность,
скопировали у этрусков буквально всё. Римская архитектура — это этруская
архитектура, римская скульптура — это этруская скульптура, буквы латин-
ского алфавита — это этруские буквы, римская военная тактика — это этру-
ская тактика, римские дороги — это этруские дороги. И так далее…
На севере движение этрусков выходит за Апеннины, вплоть до реки По,
и далее распространяется по всей Адриатике. Одна из целей — взять под свой
контроль важнейшие торговые пути через Альпы, дающие выход на внуши-
тельный рынок всей Западной Европы. Некоторая отдаленность этих мест
от Этрурии плюс значительный экономический потенциал транзитной тор-
говли приводят к тому, что во 2 пол VI в. до н. э. здесь возникает новая конфе-
дерация городов (с центром в Фельсинии), способная потягаться собственны-
ми силами и с самой метрополией.
Замечательно то, что в Этрурии не произошло культурного поглощения
пришельцами менее развитых аборигенов. Обе традиции равноправными
составляющими вошли в культуру этрусков. Так, практика погребальных хи-
жин и антропоморфных сосудов остается в силе на всем протяжении этруской
истории, что также должно свидетельствовать и о единстве религиозного ми-
ровоззрения. Хотя переселенцы принесли с собой высокое мастерство камен-
ного строительства, дома неизменно продолжают строиться из дерева и гли-
ны (лишь фундамент в них выкладывался из камня), и в этом, несомненно,
проявление именно северян-виллановцев.
В полной же мере традиции строительства из камня воплотились в по-
гребальных сооружениях этрусков. Именно здесь мы находим отдельные
приемы и композиционные элементы, сближающие этрусков не только
с районами Средиземноморья восточнее Италии, но и с Северным Причерно-
морьем.
Так, такая характерная черта этруских гробниц, как ложные арки и свод,
напрямую восходит к крито-микенской погребальной архитектуре1. Известна
эта практика и в Урарту. Но, наверное, более всего соответствий мы обнару-
живаем у скифов (кстати, так же, как и этруски, считавших себя отпрыска-
ми геракловой крови): это в первую очередь склеп Царского кургана, а так-
же другие склепы Боспорского царства2, — государства, созданного скифами
на том самом месте, где позднее «неожиданно» возникнет Тмутараканское
княжество. [Если говорить о самих истоках ложного свода, то их мы находим
в Протоиндийской цивилизации (XXV–XIX ст. до н. э.), в которой ложные арки
использовались повсеместно, а вот распорные своды почему-то не применя-
лись, хотя они протоиндийцам были известны: «Клинообразный кирпич при-
менялся в Мохенджо-Даро только для обрамления круглых колодцев, но ни-
где не встретился распорный свод на связующем растворе»3.
Этруски с большим вниманием подходили не только к строительству
склепов, но и к делу их внутреннего оформления.
Стены склепов расписывались прекрасными фресками, на которых изо-
бражали картины из повседневной жизни. Здесь и шумные застолья и за-
думчивое созерцание полета птиц, и изображения красочных танцоров и му-
зыкантов, и схваченное художником мгновение скачек на колесницах. Сами
помещения гробниц своей планировкой повторяли планировку домов знати,
вдоль стен из мягкого туфа вырезалась мебель, воспроизводились даже окна.
И опять-таки у тех же скифов — Большой рыжановский курган: «Подзем-
ная погребальная камера, очевидно, была имитацией обширного жилого по-
мещения, разделенного перегородкой на две равные части, более чем на поло-
вину длины камеры. Перегородка эта была вырезана из плотной материковой
глины и внешне удивительно напоминала русскую печь с довольно высокой
трубой. Сбоку, как бы в самой «печи», распологались два бронзовых литых ти-
пично скифских котла на высоких ножках, вкопанных в пол. А слева от пере-
городки была хозяйственная половина, здесь-то и находилась большая часть
вещей. Имитация была полной — пол камеры выстлан плетеными циновками
из камыша, а в некоторых местах дополнительно — из лубка (от них на глиня-
ном полу сохранились тлен и четкие отпечатки); стены и потолок задрапиро-
ваны белой тканью — ее фрагменты и отпечатки хорошо фиксировались. Чем
не жилая комната?»
Очень многое о жизни этрусков исследователи узнали только благо-
даря фрескам гробниц. Они открывают перед нами удивительную устой-
чивость культурных традиций этрусков. Так, на ранних фресках мужчины
одеты в украшенный вышивкой китл, верхняя часть тела открыта; изо-
бражения именно таких одеяний мы встречаем еще в минойско-микенской
живописи. Демоны со змеями в руках родственны изображениям жриц
со змеями на Крите1. Хороводы этруских фресок так же восходят к крит-
ским сюжетам.
Вообще, приступая к изучению этруской цивилизации, историки сталки-
ваются с проблемой практически полного отсутствия фактического матери-
ала. От самих этрусков до нас не дошло никаких произведений, даже в пере-
ложении. Сообщения же греков и римлян крайне скудны и противоречивы,
да и к тому же зачастую очень предвзяты.
Известно, что существовала довольно подробная и объемистая «История
этрусков», написанная римским императором Клавдием I, правившим в 41–
54 г. до н. э., но она оказалась утерянной. Что, кстати, само по себе очень стран-
но: какие-нибудь комедии до нас дошли, а вот сочинение самого императора
Римской империи, будучи в единичном экземпляре (!?), погибло при пожаре
Александрийской библиотеки. Но теперь у нас есть возможность представить
текст, данный в этой книге, который не мог не войти в «Историю этрусков»
Сами же этруски утверждали, что их государственность насчитывает
не менее пяти тысячелетий! Так оно и есть если внимательно прочесть и за-
няться хронологией событий «Тургеники»
Некоторые утрерждают, что сколь бы ни были древнии этруски, а исче-
ли без остатка. Исчезли из-за того, что как государственное устройство они
не существовали. Этрурия как единое целое — это лишь культурное явление,
политически же единой Этрурии никогда не было. Да, в первые века ее исто-
рии наблюдалась определенная согласованность действий между ее только
зарождавшимися и крепнувшими городами, но по мере роста населения, ко-
личества городов и территории центробежное движение, не встречая на сво-
ем пути никаких ограничений и противовесов, стало все более и более наби-
рать силу.
И когда молодой Рим, впитавший в себя все самое лучшее из того, что
умели этруски, но сохранивший за собой жесткую централизацию власти, на-
чал один за другим одолевать этруские города, другие города лишь спокойно
наблюдали за падением своих соседей, «словно не подозревая, что и их может
постичь та же участь»
Первой жертвой стал город Вейи. Город был осажден в 406 г. до н. э. одна-
ко взятие его затянулось на целое десятилетие и оказалось возможным лишь
благодаря произведенному римлянами подкопу. Забегая вперёд отметим, что
именно выходцы из города Вейи чаще всего упоминаются в «Приниании», как
пришедшие с Апеннин в Северное Причерноморье и Балтию.
Первая волна переселенцев из Вейи в Балтию состоялась ок. 147г. до н. э.
Во времена Андриска «пищанские пришли. нанимать Осков в Ладогу и на реку
Медовая (Медведица) на условии охраны Вейцами тех»1 (Умнов-Денисов А. И.
Приникание. М., 2010). За Вейями последовала Капена, павшая в 395 г. Лишь
спустя почти столетие, в 311 г. до н.э.оставшиеся свободными этруские города
объединились против римлян. Но было уже поздно. К 280 г. до н. э. все этрус-
ские города переходят на положение вассалов Римской империи. Им запреща-
ется проводить самостоятельную политику, а мужское население обязуется
служить в римской армии.
Все, чему научили римлян этруски, обратилось против самих же учите-
лей. Вдоль побережья Этрурии римляне строят стратегическую дорогу, ко-
торая нарушила хрупкое экологическое равновесие, достигнутое большими
усилиями и мастерством этрусков. Начинается медленный и тихий уход этру-
сков с исторической арены. Они еще какое-то время продолжают играть кос-
венную роль в разрастающемся государстве римлян: среди римской знати це-
нится родство с этрусской аристократией, а получить этрусское образование
считается очень престижным. Но со временем этруски полностью поглощают-
ся римлянами, выходит из обращения этрусский язык, притупляется и сама
память о них.
Наиболее стойким во времени оказался институт этруских жрецов-га-
дателей (гаруспиков), переживший даже эпоху христианизации и доживший
вплоть до VII ст. н. э. По мнению некоторых ученых, сакральные знания этру-
сков нашли свое продолжение в учениях орфиков и пифагорейцев2, но это
всего-лишь предположение, поскольку сами сакральные знания этрусков для
нас пока еще совершенно неведомы.