понедельник, 18 ноября 2013 г.

Пояс и поясной убор великорусов. П. И. Кутенков



Исследование посвящено знаковому изучению русского пояса и поясного убора. Рассматриваются исторические корни пояса, уходящие в древнейшие времена индославянской общности предков великорусов.
Основное внимание сосредоточено на описании и знаковом исследовании поясного убора трёх великорусских крестьянских родовых культур Срединных земель Руси. При этом ключевое положение отдано Секиринскому поясному убору, выдающемуся явлению русской народной культуры.
Поясной убор представляется всем перечнем опоясок одной крестьянки от её рождения до переходов в иной мир. Убор исследуется по яргическим и духов­ным временам жизни. Главное внимание сосредоточено на изучении знаковой взаимосвязи пояса с обрядами и обычаями, духовностью народной культуры. Раскрываются исконные смыслы пояса и его многочисленных знаков. Труд со­держит 40 цветных снимков.
В основу данной работы положены материалы самобытных и доныне живых великорусских крестьянских родовых культур Русской земли.

Приобрести эту книгу вы можете в интернет-магазине ОЗОН: http://www.ozon.ru/context/detail/id/24177217/

 Содержание
Введение..................................................................................................................................................................4

Часть 1. Общекультурные смыслы пояса........................................................5

1. Славяно-русские пояса. Общие смыслы в культуре 5

2. Круг-кольцо и его смыслы в русской народной 30 культуре.............................................................................

Часть 2. Поясной убор крестьянских родовых культур............50

3. О концепции знакового исследования сряды и поя- 50
сного убора........................................................................

4. Поясной убор Чернавской крестьянской родовой 54 культуры............................................................................

5. Поясной убор Сядемской крестьянской родовой 64 культуры............................................................................

6. Поясной убор Секиринской крестьянской родовой 67 культуры............................................................................

6.1. Об истории, обычаях и обрядах Секиринской 67 культуры.....................................................................
6.2. Общий состав поясного убора....................................................73

6.3. Детские и девичьи пояса......................................................................77

6.4. Бабий и женский поясной убор. Бисерные пояса 81

6.5. Годовые, праздничные, расхожие пояса......................85

6.6. Праздничная знаковость поясов и поясных 89

уборов.........................................................................

6.7. Свадебные поясные уборы................................................................93

6.8. Поясные уборы печального времени, роженицы, 94

смертные....................................................................

Заключение..........................................................................................................................................................99

Примечания........................................................................................................................................................100

Сокращения..............................................................................................................................................103

Вестники........................................................................................................................................................104

Список крестьянских родовых культур....................................................105

Словарь понятий..............................................................................................................................106

Список источников......................................................................................................................107

Первоисточники..............................................................................................................................115


Введение
Историко-культурное значение опояски/пояса в сряде и справе русского народа постепенно стало проясняться в последние десятилетия. Мы кратко коснёмся значения пояса в истории культуры нашего народа и рассмотрим его более подробно в крестьянских родовых культурах великорусов.

Исследования последних лет расширили наше представление о поясе. Появились материалы, в которых все возраста и состояния одного человека, в одной крестьянской родовой культуре отмечаются поясами различными в знаковом отношении. Выявляются десятки различных покромок, кушаков, поясов, поясков, сопровождающих жизнь одной крестьянки от рождения до смерти. Вместе с тем обнаруживается одновременное ношение нескольких поясов в праздничной бабьей сряде, составляющих знаковую целостность. Всё это ломает устоявшее в науке представление о народном поясе как единичной вещи. Возникает необходимость показать новые материалы по русскому народному поясу, дать основания для его познания и знакового осмысления, включения в широкий научный оборот.

По тексту опояска/пояс понимается как общее название всех вещей, которыми может опоясываться человек [Даль В.И., т. 2. 1990, стлб. 1770]. Под поясным убором в узком смысле мы понимаем один или несколько одновременно надеваемых поясов с общим знаковым содержанием. В широком значении понятие объемлет всю совокупность опоясок, используемых при опоясывании бабы и человека от рождения до смерти в какой-либо крестьянской родовой культуре.


ЧАСТЬ 1. ОБЩЕКУЛЬТУРНЫЕ СМЫСЛЫ ПОЯСА
1. Славяно-русские пояса. Общие смыслы в культуре

В русской народной культуре пояс и полотенце по изначальным смыслам идентичны. В основание их значимости положена духовная сила спряденной нити. В русской народной культуре полотенце/кушак/пояс и собственно нить служат праобразом «нити судьбы». Нить судьбы прядут славянские небесные пряхи: Лада, Леля, Полеля. По славянским преданиям, на небе у «корня вселенной», у корня Мирового древа при мировом веретене, прядущем нити судьбы, обитают три славянские богини-пряхи: Лада, Леля и Полеля [МНМ, 1991, т. 2, с. 169]. В руках богинь находятся нити человеческих судеб. В русском народе говорят: «Девка прядёт, а Бог ей нитку дает» [Даль В.И., т. 2. 1994, стлб. 1420]. Древние европейские предания также повествуют о богинях судьбы. У древних германцев три богини судьбы, три норны размещаются на небе в корнях священного источника жизни - ясеня Иггдрасиль; на небе у мирового древа помещаются три греческие богини судьбы Мойры, три римские богини судьбы Парки. Славяне, оказавшие изначальное сильнейшее влияние на культуру римского государства (сабины, самниты), очевидно, передали им и свои предания, получившие у них названия, созвучные со славянскими. Так или иначе, духовную нить человеческой судьбы народ видит находящейся в материнских руках.

Спряденная нить и преобразованная в полотно пояса/ полотенца воплощает судьбу человека: земную судьбу дитя получает из рук родной матери в виде полотенца, а духовную ипостась судьбы - от матери-крестной в знаках пояса. Говоря о двух женских началах в судьбе, следует отметить восприятие самого человека в пространстве русской народной культуры.

Славяно-рус1 видит человека состоящим из двух ипостасей: телесной и духовной. При этом духовная составляющая имеет сложное содержание. Это душа, это дух и другие невидимые ипостаси. В таком сложном видении человека народная культура выстраивает свою духовную жизнь, на таком знании человека строятся обряды и обычаи. Для русского человека мир живых и мир родителей (предков) - единое живое пространство культуры, в котором часто связующим звеном выступает полотенце. В известной Неглюбке жители говорят: «Но без иконы и рушников дом - беззащитный и пустой. А рушник, детка, — живой. Это ж - дорога на небо и возвращение с него» [Дралюк В., 2009].

Пояс в народной культуре бытует изначально. Об этом немало свидетельств. Среди человеческих рас и народов древнейшими считаются арийские народы — земледельцы, арьи. К ним исследователи относят индийцев, иранцев, скифов, саков и многих других.

У скифов пояс выступал божественным даром. Геродот в 5 в. до н.э. (52 век по русскому исчислению) записал в Причерноморье родовое предание скифов. Геракл оставил своим сыновьям в наследство пояс и лук. Только один сын — Скиф сумел натянуть этот лук, и наследство досталось ему; так он стал родоначальником скифских царей [Формозов А.А., 1966, с. 93—97]. Важность пояса в истории арийских племён и народов учёные оценивают по материалам, найденным в погребениях при раскопках, и другим древним находкам. На многих известных скифских каменных изображениях показывается пояс. По ряду свидетельств и скифские женщины носили пояс [Манцевич А.П., 1941, с. 19]. Священное значение пояса продолжает сохраняться у иранских народов. Пояс «кусти», сплетенный из 72 нитей, в наше время является обязательной принадлежностью одежды последователей зороастризма, парсов Индии. Парсы носят его под верхней одеждой, не на голом теле. «Кусти подобен знаку, показывающему, что мы следуем истинной религии Ахура Мазды» [Кремлева И .А., 1989, с. 256]. В ведической искони учитель при подпоясывании вновь принятого ученика произносил слова: «Вот пришла ко мне богиня-сестра, священная повязка, оставив дурные слова, очищая человека как очиститель, одеваясь силой вдоха и выдоха, мощью» ... «Пояс считался дочерью веры (шраддхи» и сестрой мудрецов, обладающим силой охранять его (ученика) чистоту и целомудрие и удержать его от зла» [Пандей Р.Б., 1990, с. 126— 127]. Пояс у индусов изготовлялся из трёх нитей.

Современные учёные, сближая древние культуры славяно-русов и арьев, говорят о существовании в праисторические времена единой общности «индославов» [Гусева Н.Р., 2003; Жарникова С.В., 2003].

В сельских погребениях простых славян 10-13 вв. исследователи находят узкие кожаные пояса с медной пряжкой [Ар-циховский А.В., 1945, с. 4]. Известные каменные «бабы» и «мужчины-воины» южновеликорусских земель изображаются с поясами. Учёные культуру каменных изваяний склонны относить к половцам [Плетнева С.А., 1974]. Половцы по своим обычаям, облику и речи рядом исследователей считаются идентичными славянам. Изображаемая одежда на каменных бабах и воинах очень похожа на современную бабью сряду и мужскую справу однодворцев быв. Бирюченского уезда, ныне жителей Алексеевского и Красногвардейского р-нов Белгородской области [Зайцева Л.М., 2004, с. 152; ПЗ (А; Пд; Гл), 2009-2012].

Обрядовая значимость пояса/полотенца у древних славя-но-русов известна по летописям: «дуплянам древянам ветви убрусцем обвешающе и сим поклоняющиеся» [Карамзин Н., 1830, с. 107]. В с. Сядемке Пензенской обл. в 1998 г. и последующие годы я наблюдал у святого родника «Кирка и Улиты» деревья, обвешанные полотенцами и платками. Подобный обычай характерен для цуранов с. Ушинки Вяземской КРК.

Снятие пояса для русича считалось великим бесчестием. Князь Василий Косой, внук Дмитрия Донского, был оскорблён на пиру (сер. 15 в.) снятием пояса, что послужило предлогом для начала войны [Соловьёв С.М., 1960, с. 1065]. Один из иностранцев, посетивших Москву в царствование Алексея Михайловича, писал о вере великорусов в силу, придаваемую поясом: «Ни мужчины, ни женщины не ходят без поясов под страхом небесной кары» [Коллинз С., 1864, с. 20]. Такое отношение сохранялось и в 20 в. Н.И. Лебедева отметила, что распоясать человека у великорусов означало его обесчестить [Лебедева Н.И., 1960, с. 246].

В русской народной культуре человек без пояса не воспринимался полноценным в своём состоянии и положении, способным выполнять повседневные дела. Распоясанный человек считался вышедшим из норм жизни, установленных Богом. Сегодня о человеке, нарушающем нормы поведения, говорят: «Распоясался. Расхристанный». Иначе — не принадлежащий этому миру, не владеющий своей душой, вышедший из норм народного общежития. У военных до настоящего времени сохраняются требования, определяющие постоянство нахожде-
ния в подпоясанном виде. При этом опоясанность воина в повседневной жизни воспринимается одним их главных условий его надёжности и постоянной боеспособности. Сегодня при аресте военного за какой-либо проступок, прежде всего забирается личное оружие и снимается пояс. Снятием оружия воин лишается права его применения, а снятие пояса - лишает его духовного права быть защитником Родины.

Отсутствие пояса в одежде человека считается в народной культуре признаком принадлежности к иному миру, не связанному с иным светом предков. Русалки, 12 лихорадок, например, всегда описываются как голые или одетые в белые рубахи, без пояса [Лысенко О.В., Комарова С.В., 1992, с. 16; Левкиевская Е.Е., 2009, с. 230]. Таким образом, в народной культуре существует знание о разных пространствах иного мира: пространство нечистых и пространство родителей.

И.В. Костоловский так отметил отношение ярославских крестьян к поясу: «Редко можно встретить среди крестьян ..., чтобы кто-нибудь ходил без пояса. «Без пояса ходить грех», — говорит народ. Опоясываются мужчины по рубахе, опоясываются и женщины. Пояс считается предметом священным, так как он, по словам крестьян, даётся каждому при крещении. Деревенские дети бегают по деревне в одних рубахах, но непременно с поясом. Особенно неприличным считается молиться Богу без пояса... По поверью крестьян, подпоясанного человека бес боится; подпоясанного и «шишко» в лесу не заведёт» [Костоловский И.В., 1909, с. 48-49].

М. Забылин писал (1880 гг.) о великорусах: «От всех колдунов и от всех заговоров и всякой порчи носят на голом теле из тонкой сетки пояс вязаный. И при этом талисмане не может действовать никакое колдовство и никакая порча» [Забылин М., 1880, с. 420-421]. Исследователь подчёркивает условия использования пояса, обращая внимание на узлы и порядок повязывания на голом теле, что надёжно ограждает человека. В конце 19 - начале 20 в. молодёжь, парни и девушки Никольского и Великоустюгского уездов носили от сглаза пояса в виде круглой сетки, их ещё называли бредневыми [Ве-селова Н.А., 2006, с. 24]. Очевидно, что название произошло от бредня, сетки для ловли рыбы, узлы которой и сетчатого пояса могли совпадать по каким-то характеристикам вязания. П.С. Ефименко писал, что пояс в Архангельском крае считается «и теперь священным предметом и таслисманом против нечистой силы и не снимается ни днём ни ночью, исключая те случаи, когда нужно идти мыться в баню. ... лучше носить около живота, вместо тесёмчатого пояса, вязаные сеточки, так как из ниток их вывязываемы бывают молитвы» [Ефи-менко П.С., 2009, с. 409].

У старообрядцев Заволжья пояс, как и крест, не снимали и при посещении бани, чтобы не оказаться беспомощными перед нечистой силой [Левкиевская Е.Е., 2009, с. 230]. Н.С. Он-чуков отметил, что усть-цилёмские старообрядки завязывали белую нить на голое тело, когда шли на исповедь. Современные исследователи, в частности Т.И. Дронова, внесла важное уточнение по восприятию нити-пояса в Усть-Цильме. Нить здесь старообрядцами рассматривается и как оберег, поскольку в ходе оглашения грехов «душа раскрепощалась» и какое-то время оставалась беззащитной [Дронова Т.И., 2011, с. 29]. «Крест и пояс — вот и вера наша», так сегодня говорят уймон-ские староверы Алтая [ПЗ(ВУ), 2010].

Опоясывание по голому телу является древним видом пояса-оберега. И. А. Кремлёва пишет, что такой обычай она выявила во время полевых исследований среди старообрядцев в Семёновском р-не Горьковской (Нижегородской) обл. в 1971 г. [Кремлёва И.А., 1989, с. 251]. Нестарообрядческое население Юр-линского р-на и старообрядцы Чердынского р-на Пермского края знали обычай ношения пояска из трёх нитей на голом теле с целью защиты от разного рода «нечистой силы». Н.С. Ончу-ков отметил, что у усть-цилемских старообрядцев Вятского края женский пол «приходят на исповедь опоясанными по голому телу» [Ончуков Н.С., 1901, с. 439]. А.К. Супинский коротко сообщает о ношении женщинами из Тверской обл. пояса на голом теле [Супинский А.К., 1932, с. 108]. Среди старообрядцев Русского Севера ношение пояса на голом теле сохранилось до настоящего времени. «Надетый при крещении на голое тело пояс носился до кончины и не снимался даже в бане» [Лысенко О.В., Комарова С.В., 1992, с. 17].

Ношение пояса на голом теле не исключало опоясывание другим поясом по одежде. Пояс на одежде мыслился оберегом, способным быть таким же, как и на голом теле. Вместе с тем, очевидно, что опоясывание по телу или по какой-либо одежде в культуре наделялось своими смыслами. Так в постановлениях старообрядческих Соборов поморцев начала 19 в. определяются требования к одежде верующих, где строго указывается место пояса. Жёнам «поясов поверх одежей не имели бы их отнюдь, а иметь на срачицах2» [Дух. литер., 1999, с. 457; Островский А.Б., 2011, с. 34]. Решения старообрядцев указывают, что местоположение пояса связано с духовностью людей. В тоже время видим, что определяются различия в ношении пояса мужчинами и женским полом3. Такое различие свойственно было и для русского человека, не относящего к старообрядцам. Так, в крестьянских родовых культурах характерно обязательное опоясывание мужчинами верхней одежды (зипуны, шубы, полушубки); бабы в этих случаях пояс имеют на нательной или горничной одежде, не опоясывая верхнюю одежду [ПЗ(Ч), 2008].

Само местоположение пояса, по отношению к частям тела человека, имеет важное значение. Так старообрядцы Русского Севера во-время земных поклонов и молитвы предписывали иметь пояс, повязанным «ниже пупа» [Ефименко П.С., 1877, с. 15; Островский А.Б., 2011, с. 60]. По месту опоясывания в РНК можно выделить два способа. Для девок, баб и женщин свойственно подпоясывать высоко под грудями, что видим у северновеликорусов, или же низко на животе, под брюхо — характерно для южновеликорусов. Второй способ сопровождается деланием пазухи: часть рубахи вытягивают из под пояса и свешивают над ним. Это мы видели в ряде русских КРК, где она называется пазуха, пазица [ПЗ(В; С), 2003]. Сегодня пожилые бабы-мордовки носят рубахи мокша-щам с большим напуском [ПЗ(Кр; НБ; А), 2012]. Можно предположить, что этот способ в своё время был перенят от славян древними греками, бабы которых делали напуск хитона на груди. Бабий порядок завязывания под грудями и на бёдрах способствовал длительному сокрытию беременности от взглядов окружающих.

Завязывание кушака, пояса на том или ином боку, спереди или сзади в РНК, не имеет устойчивого положения. В Чернав-ской КРК мужчины завязывали пояс на левой стороне рубахи, а бабы - на правой или же сзади. Вместе с тем, по верхней одежде мужчины кушак завязывали спереди посередине, заправляя и выпуская длинные концы по бокам, слева и справа. О подобном обычае для кержаков Приобья пишет Е.Ф. Фурсова. В Сядемской КРК мужики пояс завязывали назади, а бабы - на правой стороне или также сзади. В Секиринской КРК у баб, при подвязывании одним поясом, он завязывался справа, у мужиков — слева. На Вологодской земле мужчины узел завязывали справа, а женщины узел делали слева или сзади [Веселова Н.А., 2006, с. 21, 22].

Обереговая целостность сряды и справы определялась взаимным расположением всех единичных одежд и вещей. Каждая крестьянская родовая культура или культура более высокого уровня вырабатывали свой способ одевания сряды и справы. Вследствие этого искать какого-либо всеобщего однообразия в повязывании поясов в РНК не приходится, вместе с тем типологические черты здесь очевидны. Место расположения пояса и способ его подвязывания может служить родокультурной характеристикой для небольших культурных образований.